• загрузка...
  • О любви и людях. История-предостережение

    10 мая,

    История любви

    Вся наша жизнь проста до невозможности. Кундера очень четко описывает ту легкость, с которой события, происходящие в нашей жизни, до неузнаваемости меняют эту самую жизнь. В любой момент жизни, на любом ее отрезке, не спрашивая нашего мнения, зачастую в разрез с нашими желаниями, легко ломают то, что для нас так важно и ценно, оставляя взамен то, что уже никогда не склеить, не восстановить, не вернуть прежним. И легко от того, что события эти происходят сами по себе, легко, что кто — то невидимый как бы принимает решение за нас, в моменты, когда мы колеблемся, подверженные потребности выбирать, подверженные навязанной современными стандартами идеалов обязанности принимать решения и быть ответственными за свою жизнь.

    Мы падаем в руки судьбы, ну или того, что мы зовем судьбой, и спокойно спим на этих руках, под какую — то никому уже не нужную колыбельную видим розовые сны, которые заканчиваются… звонком будильника. Так было и в это утро. Сашка привычным движением ударила рукой по надоевшему уже будильнику — «разрушителю сказки», как она его называла и снова закрыла глаза, вспоминая свой сон. Ей приснилось, будто она выходит замуж, но она одна: одна на регистрации брака, одна на венчании в храме, одна за праздничным столом. Нет ни гостей, ни жениха… Но она счастлива — ведь это ее свадьба. На этой счастливой ноте она окончательно проснулась. То, что во сне она была на бракосочетании одна ее не смущало. Пока.

    Как всегда она сварила кофе, достала из пачки сигарету и устроившись на подоконнике закурила. За окном, унылый и серый, просыпался город. Птицы на ветви клена чистили свои перья, голодные дворовые собаки сновали у подъезда, прохожие спешили по своим делам, ссутулившись от промозглого весеннего ветра и злясь на моросящий дождь. Сашка включила радио, сделала звук погромче и отправилась петь в душ. Лозунг «Оптимизм — наше все» — очень помогал ей в жизни. В ее новой жизни. Ведь уже почти два года она невероятно счастлива рядом с Ним.

    Из старой жизни у Сашки остались лишь стандартные обрывки воспоминаний: окончила школу с отличием, поступила на юридический, первая любовь с лице сокурсника Сережи, подающего перспективы, но почему — то не оправдывающего надежды… Впрочем, Сережу она любила. Первая любовь, романтика, поцелуи, нежность. Первые каникулы за границей, съемная квартира на окраине с вытцветшими обоями и скрипящим от старости диваном, маленькой кухней, где Сашка училась готовить котлеты, а Сережа — забивать гвозди. Холодными зимними вечерами они лежали под одеялом и мечтали о своем счастливом будущем. К своему счастливому будущему они относились со всей ответственностью и серьезностью: строили планы, разрабатывали стратегии завоевания своего места под солнцем и планировали, как завести детей и сделать при этом карьеру.

    В первый день весны, в один из таких тихих домашних вечеров, Сергей сообщил Сашке о том, что в одну небольшую адвокатскую контору требуется стажер. А поскольку место для своей стажировки у него было, то здорово будет, если это место получит Сашка. Сашка прыгала по скрипучему дивану сияя от радости, в порыве счастья она не расчитала силы своих прыжков и диван рухнул.
    — Мелочи! Купим новый! — махнул рукой Сережа и обнял Сашку. Она положила руки ему на плечи и посмотрела в его глаза. «Как за каменной стеной» — подумала Сашка. В своей голове она обозначила этот момент как самый счастливый в их совместной жизни. Первый. Один из. А их будет еще очень много. По крайней мере ей тогда казалось, что будет именно так.

    Спустя две недели Сашка пришла стажироваться в ту самую компанию, которую нашел для нее Сережа. Юридическая практика поглотила Сашку целиком и состояние эйфории не покидало ее ни на минуту. Подтянутая, в строгом деловом костюме, она вникала в суть дел клиентов компании и вникала, надо сказать, неплохо. По крайней мере директор на пятничном корпоративе объявила, что у Сашки есть все шансы остаться работать у них. Будучи на седьмом небе от счастья, Сашка выбежала, чтобы позвонить Сереже и поделиться с ним столь радостной новостью. Не видя ничего вокруг, Сашка с разбегу налетела на кого — то, столь же стремительно врывающегося в ту же дверь. Когда искры из глаз рассеялись, она увидела Его и обомлела. Сережа был забыт в ту же минуту. Забыт навсегда. Позже Сашка заедет к нему, впопыхах соберет свои вещи, и радостно поцеловав его в щеку скажет: «Прости», — после чего сядет в машину и умчится в неизвестном направлении. А пока она смотрит в Его глаза и земля уходит у нее из под ног.
    — Всеволод, адвокат.
    — Александра, тоже… ммм… буду когда — нибудь… — и на ее лице возникла такая обаятельная улыбка, что Сева сам в тот же миг забыл, зачем пришел в компанию.

    Всеволод был блестящим адвокатом. За несколько лет работы в адвокатуре он сделал себе имя и сейчас работал в одной из ведущих юридических контор столицы. Блестящий ум и способность на лету улавливать детали быстро привели к тому, что отбоя от клиентов у Севы не было. Бракоразводные процессы сильных мира сего были его коньком. В этот день о пришел, чтобы обсудить с адвокатом одного из супругов (второго представлял он сам) детали бракоразводного процесса. Из офиса они с Сашкой вышли вместе.

    История любви

    Погода стола чудесная. Поздняя весна располагала к вечернему променаду и они отправились прогуляться вдоль набережной. Интересная беседа и хорошая погода способствовали более близкому знакомству, тем более когда вокруг все зелено и чарующий аромат распустившихся цветов кружит голову, а свежий вечерний ветер треплет волосы. Весело болтая, они поужинали в небольшом ресторанчике, потом пили кофе на террасе, Сева рассказывал об интересных случаях из своей практики, а Сашка смотрела на него и понимала, что уже не слышит того, о чем о говорит, а слышит лишь приятный тембр его голоса. Они бродили по городу всю ночь, иногда делая остановку в каком — нибудь баре. За бокалом белого вина Сашка поведала Севе о своей мечте — стать не просто юристом, а лучшим юристом, а Сева ответил, что готов поддержать ее в этом сложном деле и предложил посодействовать ей в развитии ее карьеры. Учиться у него было большой удачей, но сейчас это не имело для Сашки никакого значения. Сашка влюбилась в него с первого взгляда, и когда он, наклонившись, поцеловал ее, ей показалось, что сейчас у нее вырастут крылья. Домой они уехали вместе. К Севе. Куда Сашка через несколько дней перевезла свои вещи с четкой уверенностью в том, что жить они будут долго и счастливо.

    Сева был заядлым холостяком, вел свободный образ жизни, часто менял своих подруг и о семье и не думал. Но встреча с Сашкой заставила его подкорректировать некоторые моменты холостяцкой жизни. «Да ну ее к черту, эту свободу — говорил он лучшему другу, примерному семьянину, давно агитирующему Севу обзавестись семьей. — Нет, не то, чтобы я хотел на ней жениться, но я хочу с ней жить… Если честно, она — это я, только в юбке. Я не мог не влюбиться в человека, так похожего на меня самого». Друг, слушая Севу, молча кивал, понимая при этом, что Сева просто не готов признаться самому себе, что жить без Сашки он уже не сможет.

    Они были счастливы вместе. Сева обучал ее премудростям юриспруденции днем, она покоряла его ночью. Сашка, красивая и стройная, стала еще красивее. Она вдруг полюбила ненавистные с детства платья и отпустила волосы. Она хотела быть для него единственной и ей это удалось. Она пожелала быть лучшей — и это у нее получилось. Она стала образцом элегантности и Сева не мог оторвать глаз от этой красоты. Его сводили с ума ее глаза, ее — его улыбка. Они часами бродили по городу, взявшись за руки. По выходным они выбирались в лес, собирали ягоды и кормили друга из ладоней. На Бали, на берегу океана, под шум волн и шелест пальмовых листьев, Сева впервые признался ей в любви. Они ныряли голышом, занимались любовью на ночном пустынном пляже и загадывали желания на падающие звезды. Большое светлое чувство у Сашки уже было — большей любви она и пожелать не могла. И поэтому загадала стать лучше и известнее, чем Сева.
    Вернувшись домой еще более счастливой, Сашка активно принялась за работу. Ей хотелось быть успешной, как он, знаменитой, как он, лучшей. И конечно же ее специализацией стали бракоразводные процессы. Сашка немного завидовала успехам Севы. Находиться в его тени ей было хоть и удобно, но все это несколько задевало ее самолюбие. Хотя какое уж тут самолюбие, когда такая любовь! Когда утром просыпаешься от тысячи поцелуев, когда самый красивый мужчина на свете влюблен именно в тебя, когда вы вместе танцуете под дождем и встречаете рассветы, живете друг для друга, все остальное отходит на задний план. Так прошли два счастливых года.

    В один из рабочих дней, уже после полудня, к Сашке в кабинет ворвалась женщина. Она была высокой и очень красивой, не смотря на уже не молодой возраст. Экстравагантная и чуть вульгарная, она вихрем кружила по кабинету, громко стуча каблуками по паркету и размахивала руками. Рукава ее платья были похожи на крылья волшебной птицы и следуя движениям ее рук, парили в воздухе — казалось эта женщина вот — вот взлетит. Клиентка определенно очаровала Сашку.
    — Здравствуйте! Я развожусь с мужем и хочу оставить его ни с чем, его постоянные измены изрядно вымотали мне нервы! Я наняла частного детектива и теперь у меня есть улики против мужа. Вот наш брачный договор, там много нюансов, но Вы разберетесь! Я правда не знаю, есть ли у него что — то против меня… К тому же я не знаю имени его адвоката. Я хотела обратиться к Всеволоду, ну, Вы знаете кто это — известный такой, занимался разводом Ольги и Антона. Изрядно нашумевшее дело, надо сказать! Но потом я подумала — Вы же женщина и наверняка поймете меня лучше, чем юрист — мужчина. Ведь мужчины всегда солидарны друг с другом. А наша женская солидарность поможет нам выиграть дело, ведь так? — женщина нервно курила, теребила то и дело разноцветные бусы и смотрела а Сашку не то с надеждой, не то с доверием. Сашка чувствовала себя звездой.
    — Знаете, это хорошо, что Вы не обратились к Севе. Я слежу за делами, которые он ведет и надо сказать, что этот парень теряет сноровку. С ним Вы бы точно проиграли. Хорошо, что Вы не обратились к Севе — повторила Сашка еще раз. Ей было неловко говорить это о своем любимом, но ведь ей так нужно хоть раз выиграть громкое дело и ей так нужна слава, такая же, как у Севы.
    — Отлично, я соберу все документы и тогда мы с Вами все обстоятельно обсудим.
    — Всего доброго! — сказала Сашка и когда за клиенткой закрылась дверь, она медленно сползла по креслу. «Ничего страшного с Севой не случится, он даже не узнает, что эта клиентка хотела нанять его — думала Сашка, — ну и что, что я нелестно о нем отозвалась — у него и так много работы, а я смогу стать известной, благодаря этому делу» — успокаивала она себя. Вопрос этики тут не стоял. Не было сейчас никакой этики. «Через тернии к звездам» — так учил ее Сева. Сам между прочим научил. А Сашка была способной ученицей.

    История любви

    Сева в этот день освободился рано и решив, что было бы неплохо пообедать вместе с Сашкой, отправился к ней офис. Выходя из машины, Сева увидел женщину в пестром платье. Похожая на хищную птицу, она, не видя ничего вокруг, буквально ворвалась в контору, в которой работала Сашка. Сева вошел следом за ней. Офис был практически пуст: как всегда в это время, сотрудники уходили на обед. Дверь в Сашкин кабинет была открыта. Из кабинета слышался громкий и очень эмоциональный монолог. Сева понял, что та самая женщина в пестром платье опередила его и решил подождать, когда Сашка освободится. После слов, произнесенных Сашкой, Сева побелел и неслышно вышел. Сел в машину. Руки не слушались его, он не мог даже закурить сигарету. Когда — то давно, когда они только познакомились, Сева резко изменил свою жизнь. В начале их отношений он думал о том, чего не смог бы ей простить. Решил, что не смог бы простить измены. Потом решил, что смог бы простить и измену, но он и предположить не мог, что она его предаст. Нет, даже не так — оклевещет его. Его, Севу, который всему ее научил, того, кто дал ей возможность расти и развиваться, его, который так ее любил и думал, что она тоже любит его. Нет, этого Сева простить не мог. Она убила эту любовь. И это факт, не требующий объяснений.
    «Ну что же, детка, посмотрим, кто здесь кого!» — сказал Сева и когда женщина в пестром платье вышла, он поехал следом за ней. Ему не составило большого труда узнать, кто эта женщина и кем является ее муж.

    Муж женщины в пестром платье оказался меховым магнатом и, не смотря на огромное количество меховых салонов по всей стране, был достаточно скуп. Сева сделал ему предложение, от которого было невозможно отказаться.
    — Вы знаете кто я? Вижу, что знаете. Я готов заняться Вашим бракоразводным процессом, но на определенных условиях. До последнего момента никто не должен знать, что Вашим адвокатом являюсь я. Это мой личный интерес и я не буду вдаваться в подробности, Вы же в свою очередь можете говорить что угодно: что Ваше дело ведет малоизвестный начинающий специалист по бракоразводным процессам, например. При выполнении этих условий мой гонорар составит 100 символических условных единиц.

    — Да — да — да! — магнат радостно затряс головой. Он был наслышан об успехах Севы и молил бога только о том, чтобы адвокатом его жены был не он. Магнат, к слову, собирался посетить Севу сам: проведя предварительные расчеты, магнат понимал, что какую бы сумму гонорара он не заплатил Севе, это все равно будет выгоднее, чем отдать часть своего состояния взбалмошной супруге.

    Во вторник Сашка уже официально получила новое дело: ей предстояло отстаивать в суде интересы супруги в бракоразводном процессе. Дело было сложным и неоднозначным. Клиентка хотела отобрать у супруга все и Сашка готова была ей в этом помочь, но в случае проигрыша она рисковала потерять репутацию блестящего адвоката, а вместе с репутацией и клиентов. Мир переменчив, как мода. Но игра стоит свеч и Сашка согласилась взяться за это дело. Впрочем, ведение дела усложняло то, что никто, вообще никто, не знал, кто будет представлять интересы самого магната. Уверенная в своих силах Сашка лишь посмеялась над замечанием коллег относительно своего оппонента и вплотную занялась изучением бумаг. С головой погруженная в работу, она совсем перестала замечать, что Сева проводит все меньше времени дома, возвращается заполночь, а иногда не возвращается вовсе. «Ужинает с клиентами» — думала Сашка и снова погружалась в изучение показаний свидетелей брачного союза гражданина Т. с гражданкой Р. Так прошел месяц. Сашка предвкушала свой триумф и сладкий вкус победы она уже буквально чувствовала на своих губах. «Я почти как Сева!» — радовалась она, но радовалась пока про себя, чтобы не сглазить. Она была спокойна и уравновешена. Гражданин Т., меховой магнат, был известен своей скупостью и Сашка предположила, что он, не желая траться на дорогостоящего адвоката, нанял какого — нибудь малоизвестного и дотошного адвокатишку, от того и имя его никому не известно.

    Эту свою версию она однажды за ужином озвучила Севе. Сева лишь пожал плечами:
    — Малоизвестный? Возможно…
    — Я уже представляю, как разнесу его в пух и прах! — весело смеялась Сашка. — Но что я все о себе да о себе, как твои дела?
    — Рутина. А какие аргументы ты собираешься использовать? — спросил вдруг Сева.
    — Я собираюсь — и она игриво потеребила прядь волос — использовать…
    Она говорила и говорила, а он смотрел на нее и улыбался самой очаровательной из своих улыбок.

    Спустя неделю Сашка проиграла суд. Увидев Севу в зале суда, она на могла поверить своим глазам. Что это? Сон? Этого просто не может быть! Ее сознание отказывалось воспринимать подобный факт.
    — Это бизнес, детка… Ты сама затеяла эту войну! — из его уст это прозвучало как-то особенно жестоко.
    — Прости — тихо произнесла Сашка.
    — Нет! Пойми, малыш, вся наша жизнь проста до невозможности. Кундера очень четко описывает ту легкость, с которой события, происходящие в нашей жизни, до неузнаваемости меняют эту самую жизнь. В любой момент, на любом ее отрезке, не спрашивая нашего мнения, зачастую в разрез с нашими желаниями, легко ломают то, что уже никогда не склеить, не восстановить, не вернуть. И легко от того, что события эти происходят сами по себе, легко, что кто — то невидимый как бы принимает решение за нас, в моменты, когда мы колеблемся, подверженные потребности выбирать, подверженные навязанной современными стандартами идеалов обязанности принимать решения и быть ответственными за свою жизнь. Мы падаем в руки судьбы, ну или того, что мы зовем судьбой, и спокойно спим на этих руках, до тех пор, пока кто- то не решает затеять против нас войну…

    ***

    В тишине одиноких улиц слышались легкие размеренные шаги. Сева выступил как всегда блестяще. После такого выступления к оратору не возникает претензий. Даже когда он велит казнить. Даже тогда, когда он велит казнить тебя. Сашка уже который час ходила по улицам, сначала настолько многолюдным, что приходилось протискиваться сквозь толпу. Затем толпа начала редеть и она шла, уже ни с кем не сталкиваясь. Все как в жизни. Мы живем среди огромного количества людей, но иногда, в какие — то моменты, легко опознаваемые по внутреннему состоянию смирения и понимания, что изменить ничего не возможно, людей вокруг становится меньше. А потом наступает пустота. Стоя посреди пустой улицы Сашка беззвучно рыдала. Комок в горле не давал возможности прорваться ни единому звуку. Ей хотелось взглянуть в чьи-нибудь глаза, но вокруг был лишь опустевший город.
    И вот в тот самый момент, когда пустота на улице слилась с пустотой ее души, она вдруг ощутила ту самую легкость. Она взяла такси, приехала домой, забралась в итернет и сделала заказ.

    На следующий день, оформив на работе отпуск за свой счет, Сашка вернулась домой. Сняла строгое платье, надела шорты и майку, собрала волосы в небрежный пучок и отправилась на кухню варить кофе. И вот тут, стоя посреди кухни с чашкой кофе, она вдруг вспомнила тот нелепый сон, в котором она выходила замуж одна. Громко выругавшись матом, Сашка вдруг поняла, что она ведь знала заранее, что они не будут вместе, предчувствовала их разрыв. Психологи говорят, что это работа подсознания. Выругавшись еще раз — на этот раз почему-то в адрес дедушки Фрейда, Сашка выкурила сигарету, вызвала такси, перекрыла газ и воду, надела огромные очки от солнца и, взяв рюкзак, навсегда покинула их квартиру.
    — В аэропорт.
    — Куда летите?
    — В Индию.

    На борту самолета Сашка развернула купленную перед посадкой газету. В газете писали о ее фиаско и о том, что вот наконец она показала свое истинное лицо заурядного адвоката, а все дела, выигранные ею раньше — простая случайность. Писали в газете и об адвокате, еще раз подтвердившем, что он лучший — о Севе, который после долгого перерыва снова был замечен в одном из ночных клубов с двумя девушками-моделями.

    Метки:

    Обсуждение

    Войти через: